Группа методов используемая в криминологических исследованиях

Группа методов используемая в криминологических исследованиях

группа методов используемая в криминологических исследованиях
Методология и методика криминологических исследований

Понятие методологии и методики криминологических исследований

Когда человек приступает к изучению какого-либо предмета, у него есть несколько путей. Один путь–- ознакомиться с суммой накопленных знаний и сформулированных предшественниками выводов, а затем руководствоваться ими в своей деятельности. Другой– самому научиться анализировать изучаемые явления и сопоставлять новые данные с ранее полученными в целях познания закономерностей изучаемого явления.

Например, раньше в учебниках по криминологии разделы о преступности в основном содержали сведения о характеристиках существующей преступности. Однако криминальная ситуация постоянно меняется и уже через год-два после выхода учебника соответствующая информация утрачивает былую актуальность. Очевидно важнее другое: показать методы анализа преступности и ее изменений. Преподнесение готового знания в этом плане гораздо менее практично, чем указание пути к его получению. Второй путь несомненно более продуктивен, но он предполагает методологическую культуру исследования, использование всего арсенала возможных методов.


Methodos по-гречески – это буквально путь к чему-либо, исследование. В русском языке и научном обороте употребляются слова: методология, методика, методы и ряд других.

Не вдаваясь в сложный анализ всех этих терминов, остановимся на содержании наиболее часто употребляемых:

метод – это прием, способ исследования;

методика – совокупность методов исследования;

методология – учение о путях, методах научного исследования чего-либо.

Целесообразно обратиться сначала к криминологическим проблемам методологии, а затем рассмотреть совокупность конкретных методов и методик.

Основные характеристики

Методология криминологического исследования, как и любого другого, зависит от предмета и объекта исследования, стоящих перед исследователем задач. Совершенно очевидно, что методика исследования человека не может быть идентичной методике исследования неживой природы, а методика изучения общества отличается от методики изучения человека.

Как уже отмечалось, предмет криминологического исследования – закономерности преступности, ее детерминации, причинности, подверженности различным воздействиям, а объект – это преступность в разных проявлениях; продуцирующие ее и влияющие на нее явления, процессы; характер воздействия на преступность и последствия такого воздействия.

Какими же должны быть пути криминологического исследования, имея в виду, что оно затрагивает и сложные общественные процессы, продуцирующие преступность, и характеристики людей, совершающих преступления?

Вопросы гносеологии (gnosis, gnoseos – по-гречески означает учение, о познании) всегда не меньше волновали криминологов, чем вопросы о сущем, вопросы онтологии (ontos– это по-гречески сущее).

Практически наши суждения о сущем, в частности о преступности, зависимы от нашего методологического, гносеологического подхода, от того, как мы понимаем и изучаем это сущее. Например, представители уголовно-антропологического направления в криминологии в процессе доказывания врожденного характера черт человека, обусловливающих его преступное поведение, проводили антропологические и другие исследования. В то же время сторонники так называемой критической криминологии полагают достаточным анализировать только характеристики общества, порождающие преступность, осуществляя социологический, политологический, экономический и другие анализы общественных отношений. Но они при этом не считают необходимым уделять внимание самой преступности, изучению преступников.

Если говорить в целом о методологии криминологического познания, то оно базируется на использовании диалектико-материалистического учения. При этом принципиально важно следующее:

во-первых, преступность рассматривается как социальное явление, и, соответственно, при ее исследовании используются методы социальных наук. В том числе социологии, социальной психологии. Наряду с разнообразными социальными явлениями, процессами, институтами изучается и человек. Но не с биологических позиций, а как член общества, продукт общественного развития. И не случайно криминологи говорят именно о личности преступника;

во-вторых, преступность анализируется во взаимодействии, взаимозависимости с другими явлениями и процессами. Она всегда рассматривается в контексте общественных отношений. Преступность – не нечто стоящее рядом с обществом, но явление, существующее в данном обществе, пронизывающее разные его сферы: политическую, экономическую, социальную, духовную.

Преступность тесно связана со многими другими общественными явлениями и, прежде всего, с так называемыми негативными социальными отклонениями или разными формами социальной патологии. Например, с теневой экономикой, наркотизмом, административными правонарушениями, гражданско-правовыми деликтами и тому подобное.

Преступление рассматривается во взаимосвязи с иными актами поведения человека, в контексте всей его деятельности;

в-третьих, существенно рассмотрение криминологически значимых явлений (преступления, преступности, их детерминации, причин и т. п. ) в их движении и изменении. Другими словами, не только в статике, но изучая прошлое, настоящее и прогнозируя будущее;

в-четвертых, развитие криминологически значимых явлений рассматривается как процесс, в котором движение носит поступательный характер. Имеется в виду, что движение происходит не по кругу. Соответственно, не может быть простого воспроизведения того, что уже было. Количественные изменения при их накоплении, развитии переходят в качественные и порождают новые состояния преступности. А это требует изменения подходов к борьбе с ней или, иначе можно сказать: постоянного совершенствования борьбы с преступностью;

в-пятых, учитываются и внутренние противоречия, разные стороны изучаемых криминальных явлений, и внешние, т. е. противоречия между криминальными и иными явлениями. Принимаются во внимание также взаимодействия внутренних и внешних противоречий, Борьба противоречий как раз и служит источником развития соответствующих явлений. Борьба с преступностью, предупреждение преступлений это всегда одновременно устранение негативных сторон и опора на положительные, развитие и поощрение их.

В криминологии, как и в других науках, важно следование правилу о совпадении начального пункта в теории с начальным пунктом на практике.

При изложении вопроса о предмете и содержании криминологии большинство авторов начинают с указания на преступность. А затем уже упоминают ее детерминацию, причинность.

И, казалось бы, криминолог должен начинать конкретное исследование с анализа преступности. Однако существует другой подход: преступностью можно пренебречь, а анализ ее причин начать с исследования общества, так как преступность – продукт общества. Каково общество, такова и преступность. Одни авторы отмечали, что преступность отражает «одну из разновидностей явлений социальной дисфункции'». Другие писали, что преступность – это всего лишь «процесс совершаемости общественно опасных деяний, запрещенных уголовным законом под угрозой наказания». Третьи уточняли, что преступность – «один из параметров общества, характеризующих состояние социального организма, рассогласованность между его составными частями.

Эти утверждения заслуживают внимания в том отношении, что авторы рассматривают преступность как явление, порождаемое обществом. И это– Сильная сторона позиции. Однако при указанном подходе фактически не признается какая-либо относительная самостоятельность преступности, игнорируется вопрос о ее собственных закономерностях.

Образно говоря, преступность в этом случае рассматривается как изображение на белом экране, возникающее в результате функционирования общества. Меняется общество – немедленно изменяется изображение. Зачем же его изучать?

Указанный подход исключает специфику криминологии как науки, специфику ее взгляда на преступность. А между тем полезно и другое: посмотреть на общество, его экономику, политику и другие сферы через призму преступности. Можно изучать океан, наблюдая за ним с высоты полета спутника или самолета, в процессе исследований земного шара. А можно проводить исследования, погружаясь в глубины океана и через призму океана смотреть на то, что определяет происходящие в нем процессы, как он влияет на все земное. Для океанологов без такого угла зрения и погружения в океан изучение заведомо будет неполным. Но океан – самостоятельная реальность. А преступность? Тогда надо признать, что преступность -– это не некое отражение на белом экране, проецируемое обществом и синхронно изменяющееся с изменениями, происходящими в обществе. Преступность можно сравнить с зафиксированным слепком, не сразу меняющим свои очертания, характеристики по мере изменения внешних для него условий. Известно, что люди находят на окаменевшей глине отпечатки давно погибших листьев папоротника. А что можно увидеть при анализе детерминации и причинности преступности: только сегодняшние характеристики общественных отношений или и прошлые, отпечатавшиеся в сознании людей, их традициях, интересах, стереотипах поведения? А сама преступность оказывает влияние на общество? Если оказывает, то как именно? Ответы на эти вопросы все-таки приводят к выводу о необходимости изучения самой преступности.

Но методология такого изучения зависит от решения еще одной дилеммы. Преступность, по мнению ряда ученых, – абстракция. Реально существуют отдельные преступления и отдельные виды преступлений. Логика рассуждении здесь такова: преступность означает совершаемость преступлений, а что в результате совершаемости возникает, зависит от многих обстоятельств, в том числе биологических и других свойств человека, внешних условий. Исследователя не интересует, что именно возникает, его должен интересовать сам процесс совершаемости. Такова эта позиция. Другая же исходит из того, что преступность – относительно самостоятельное, целостное явление, изучение которого требует в том числе системно-структурного подхода.

Фактически эти дискуссии связаны с тем, как понимать криминологию: как социологию преступности или самостоятельную науку.

Если криминология – это социология преступности, то тогда криминологическое исследование авторы данной позиции рассматривают как частный вариант социологического исследования, которое не должно вторгаться даже в социально-психологические аспекты проблемы (социальное взаимодействие людей, психология группы и так далее, а также общественные настроения и иные «массовидные» явления психики).

Но, во-первых, в социологии проблема преступности не выделяется в такой степени, чтобы подробно рассматривалась преступность, ее проявления, особенности ее причин и условий в разные периоды и в разных регионах. В социологии рассматривается в целом проблема девиаций, девиантного поведения. Во-вторых, преступности не существует вне поведения людей, наделенных сознанием и волей, их взаимодействия между собой. И социально-психологические аспекты ее анализа крайне важны.

Подход сторонников рассмотрения криминологического исследования только как вида социологического, с одной стороны, необоснованно сужает предмет и масштабы исследования преступности, а с другой – расширяет их до такой степени, что криминология становится чуть ли не всеобъемлющей наукой об обществе. Дело тут прежде всего в неоднозначном толковании понятия «социология». Оно употребляется в широком и узком смысле слова. В первом случае речь идет о науке, которая изучает общество в целом. В нее отечественные авторы включали исторический материализм, совокупность специальных социологических теорий разного уровня и конкретные социологические исследования.

Заметим, что такого рода подход позволяет говорить и о философии преступности, когда преступность, ее закономерности рассматриваются в контексте наиболее общих закономерностей общества и природы.

Возникает вопрос, нельзя ли рассматривать криминологию как одну из специальных социологических теорий и в этом смысле говорить о ней как о социологии преступности? Поскольку специальные социологические теории в целом составляют прикладную социологию, то.криминология, следовательно, должна была бы рассматриваться как составная часть прикладной социологии. Однако, как отмечается в литературе, объектом специальных социологических теорий являются социальные процессы или та сфера жизни общества, которую называют социальной (тогда говорят о социологии в узком смысле слова). Эти процессы отличаются от экономических, политических, духовных. Уточняя понятие объекта специальных социологических теорий, Г.В. Осипов и Э.П. Андреев писали, что это – взаимодействие различных социальных общностей, форм и условий, в которых осуществляется социальная деятельность этих общностей; роль и место человека в системе этого взаимодействия.

Однако криминологу при анализе преступности и процессов ее детерминации приходится касаться не только социальной сферы жизни общества, но и политической, экономической, духовной. Тогда допустимо говорить и об экономике преступности, и о политике в связи с преступностью, и о психологии преступности. Совершенно очевидно, что такого рода проблемы будут считать делом политологов, экономистов, социальных психологов. Ведь никто не отрицает самостоятельность экономики, политологии, социальной психологии по отношению к социологии. Значит, проблема преступности перерастает только социологическую. Но может ли быть она ограничена только взглядом на преступность представителей указанных наук? На этот вопрос можно дать только отрицательный ответ, ибо важно анализировать преступность во взаимосвязи всех ее проявлений, во всех сферах жизни общества, выявлять процессы детерминации и причинности, во-первых, коренящиеся в этих сферах, во-вторых, протекающие во взаимодействии разных явлений и процессов, характеристик людей и внешней для них среды.

Иногда в обосновании криминологии как социологии преступности ссылаются на то, что в криминологии используются так называемые конкретно-социологические методы.

Однако практически это общие для всех наук об обществе методы конкретных исследований. Они применяются в демографии, экономике и других науках. Причем всюду имеют специфику применения. Это происходит ив криминологии, о чем говорится в соответствующих разделах работы.

Показательно, что сторонники социологии преступности сами или никогда не занимались конкретными криминологическими исследованиями, или занимались этим лишь в начале своего научного пути, и то фрагментарно. Глубокий анализ преступности, механизма индивидуального преступного поведения, причин преступности в конкретных условиях места и времени осуществляли другие – криминологи в собственном смысле этого слова. Именно они, рассматривая преступность как продукт общества, отмечали, что это такой продукт, который обладает относительной самостоятельностью, собственными закономерностями, оказывает обратное влияние на развитие общественных отношений. Именно на базе этих конкретных криминологических исследований делались выводы о конкретных причинах и условиях преступности, давались рекомендации по борьбе с ней в имеющихся конкретных условиях.

И всегда в таких исследованиях отправным пунктом была сама преступность. Ибо, если ставилась задача выявить причины преступности, то всегда возникал вопрос: какой именно преступности?

Дискуссионным является еще один важный методологический вопрос, что должно обеспечивать криминологическое исследование: достоверность знания или «подходящесть» знания?

На первый взгляд, такая постановка вопроса выглядит парадоксально. Каждая наука обеспечивает достоверность, надежность результатов исследования. Иначе о каких закономерностях можно вести речь? Иначе это не наука.

Вот как излагается иная точка зрения: «Но криминология – дисциплина практически значимая; ее положения оказывают заметное воздействие на… уголовное право или, говоря более общо, на уголовную политику. Понятно, что тут приходится задуматься не столько о логической истинности или ложности криминологических рекомендаций, сколько об их, говоря аристотелевским языком, подходящести или неподходящести. Критерий научности в строгом смысле этого слова в подобных случаях вряд ли уместен, но это вовсе не означает, что нельзя вести речь о критериях рациональности вообще. В этой связи необходимым представляется вернуться к тезису постпозитивизма о мировоззренческой обусловленности любого способа теоретизирования с тем, чтобы попытаться определить мировоззренческий характер самой позитивистской методологии». Далее авторы говорят о некоторой отчужденности криминологии от уголовного права.

При всей сложности данных рассуждении надо признать, что они дают основание думать, будто рекомендации криминологов могут исходить, в первую очередь, из уже устоявшихся догм уголовного права и с этой точки зрения криминологи должны, прежде чем что-либо предложить, думать, подходят ли эти рекомендации под соответствующие догмы. Так в настоящее время происходит с предложениями криминологов ввести в уголовный закон новые положения, позволяющие бороться с новыми проявлениями преступности: организованной и иной. Им говорят, что эти предложения не заслуживают внимания, ибо нет института наказания только за создание и участие в преступной организации или преступном сообществе (типа «воров в законе» или ином). Но тогда возникает вопрос, должен ли быть уголовный закон криминологически обусловлен? Хотя бы в такой мере, в какой он обязан быть внутренне непротиворечивым и подчиненным определенным принципам. А как формулируются эти принципы? Разве на них не должны влиять выводы криминологов о новых закономерностях преступности и ее подверженности определенным воздействиям?

Точно так же выводы и рекомендации криминологов порой отвергают на том основании, что они противоречат господствующей идеологии, господствующей политике. Они не являются «подходящими», хотя базируются на достоверных данных и дают основание утверждать, например, что с ростом безработицы и резкого социального расслоения населения преступность будет расти. Однако их игнорирование будет связано с дальнейшим ростом преступности.

В этом плане интересны рассуждения о создании государственной концепции причин преступности. Такую концепцию, разумеется, можно создать, но ее цена будет равна цене концепции Птолемея, считавшего, что все видимые движения небесных светил объясняются их движением вокруг неподвижной Земли. А ведь концепция Птолемея долгое время была официально признанной. И только сорокалетний упорный труд Коперника позволил освободить естествознание от теологии. Точно так же нельзя серьезно полагать, что в своих исследованиях криминолог должен исходить из неких устоявшихся мировоззренческих позиций и уголовно-правовых догм. Жизнь и преступность постоянно меняются, и догмы, сформулированные в один период, при менее полном знании о закономерностях преступности бывают опасны в новых условиях. Не говоря уже о том, что криминолога всегда при нежелательности его выводов и рекомендаций, даже подтвержденных результатами исследований, молено обвинить в мировоззренчески порочной позиции.

Изложенное однако не означает допустимости игнорирования ранее сформулированных теоретических положений и выводов, закономерностей, изучаемых уголовным правом и другими науками. Среди методов исследования не случайно важное место занимают общенаучные, опирающиеся на солидную теоретическую базу.

Применение в криминологии общенаучных методов познания

Криминологическое исследование – это один из видов социального исследования в его широком понимании. Оно осуществляется с использованием всех методов исследования общественных явлений. При этом учитываются особенности предмета и содержания криминологии.

Используются следующие общенаучные методы познания:

  1. восхождение от абстрактного к конкретному;
  2. гипотеза;
  3. системно-структурный анализ;
  4. исторический метод;
  5. сравнение;
  6. динамические и статистические методы.

1.Восхождение от абстрактного к конкретному. Этот метод познания предполагает определенный уровень теоретической подготовки исследователя, выдвижение гипотез, использование теоретических понятий и представлений, абстрактное мышление. Здесь важно иметь в виду два момента.

Первый – это то, что теоретическая, методологическая вооруженность предопределяет объем, глубину познания исследователя и его путь. Не следует каждый раз «танцевать от печки». Необходимо ознакомиться с тем, что было сделано ранее. С этой точки зрения особое значение имеет теоретическое знание о преступности, ее детерминации, эффективности тех или иных мер борьбы с ней. Не удается сформулировать научно-обоснованные положения тому, кто не овладел теорией криминологии и исходит только из обыденных представлений о преступности.

Вторая сторона проблемы – восхождения от абстрактного к конкретному – заключается в том, что следует постоянно помнить о недостаточной познанности явления «преступность» и процессов ее продуцирования. Кроме того, преступность постоянно изменяется. Поэтому в процессе исследований криминологу важно быть «открытой системой» и не стремиться «укладывать»новые данные в уже имеющиеся теоретические представления и схемы. Необходимо сопоставлять с ними, учитывать их, но надо быть готовым и обоснованно изменять эти схемы, теории. Творческое развитие всегда предполагает новые исследования, получение неизвестных ранее данных и осмысление соответствующих результатов. Без этого нет творческого развития теории.

2.Гипотеза. Она дает направление поиску, акцентирует внимание исследователя на тех или иных моментах действительности, позволяет целенаправленно вести изучение.

Гипотеза, во-первых, должна согласовываться с установленными в криминологии научно-обоснованными положениями; во-вторых, характеризоваться обоснованной вероятностью соответствующего предположения.

Отсюда следует, что не всякое предположение, строго говоря, является гипотезой. Обычно под гипотезой понимают такое предположение, которое заслуживает того, чтобы его проверили.

Выдвижение, формулирование гипотезы требуют оценки уже имеющихся теоретических и эмпирических данных, их соотнесения с предметом, объектом и задачами исследования. Эта работа проводится в процессе подготовки исследовательской программы.

Например, при изучении причин региональных различий преступности были выдвинуты следующие гипотезы:

а) различия преступности в краях, областях, республиках определяются частично разной степенью латентности преступности, т. е. ее отражением в уголовной статистике, и это заставило использовать методики выявления латентности преступности;

б) различия определяются экономическими, социально-культурными характеристиками регионов, что выявлялось путем изучения экономических, социальных, культурных условий жизни людей;

в) различия определяются характеристиками населения (в одних регионах больше, чем в других, ранее судимых, алкоголиков, социальных неудачников и т. д.), и соответственно исследовались процессы формирования населения региона, удельный вес лиц, ранее совершавших преступления, алкоголиков, не имевших постоянного источника дохода, и т. д.;

г) различия определяются состоянием социального контроля в регионах, в том числе правоохранительной деятельности. Соответственно выяснялось, как происходит процесс выявления, пресечения преступлений, привлечения к ответственности и наказания виновных, как функционируют контролирующие органы, как обеспечивается охрана общественного порядка и т.д.

3.Системный подход. Сейчас все чаще говорят о системном движении, которое включает наряду с системным подходом общую теорию систем, системный анализ, философское осмысление системности мира.

Этот метод предполагает рассмотрение изучаемого объекта (в нашем случае преступности и общества) как определенной сложно организованной системы, имеющей определенную структуру, содержащую известное количество взаимосвязанных элементов.

Известно, что автомобиль представляет собой систему, состоящую из определенным образом собранных деталей. Если его разобрать и, не убирая ни одной детали, все сложить вместе – это уже будет груда деталей, а не машина. А что такое преступность: множество преступлений или их система?

Как отмечается в литературе, «в самом общем виде систему принято понимать как комплекс взаимосвязанных элементов, образующих некую целостность». Ранее проводившиеся исследования указывали на взаимосвязь преступности несовершеннолетних и рецидивной преступности, сложные взаимозависимости: разных преступлений и отдельных видов преступности.

В криминологии имеет значение взаимосвязь двух аспектов применения системно-структурного метода.

Во-первых, рассмотрение преступности как множества взаимодействующих преступлений и лиц, их совершающих, обнаружение взаимодействий между ними. При этом анализируется структура преступности, характеристики различных элементов, их взаимодействие.

Во-вторых, преступность исследуется в рамках более общей системы — общества. Выявляются внешние связи преступности с различными характеристиками общества, выделяются среди них главные. В том числе причинные связи, т. е. порождающие преступность. При этом определяются особенности преступности и ее соотношение с другими системами, то, какую роль выполняет преступность как подсистема общества.

Преступность рассматривается в данном аспекте во взаимосвязи с иными негативными социальными отклонениями (пьянством, наркоманией, проституцией, теневой экономикой и др.), ив этом случае нередко ее анализ осуществляется в рамках выделения такой системы, как «Социальные отклонения». Она ‘также рассматривается в связи с экономикой, политикой, иными сферами жизнедеятельности.

Все это анализируется в динамике, выявляется диалектика структуры преступности и ее взаимодействия с более общей системой – обществом и другими его структурами.

В процессе системно-структурного анализа обычно широко используются математические методы. В криминологии их применение еще недостаточно развито. Ограниченно используются методы математического моделирования. В то же время распространена практика проведения корреляционного, кластерного анализа и применения некоторых других математических методов с использованием электронно-вычислительных машин.

4.Исторический метод. Обеспечивает изучение преступности в историческом разрезе, в движении. При анализе преступности берется, как правило, длительный период, позволяющий вскрывать устойчивые характеристики и тенденции преступности, а также ее взаимосвязи с иными явлениями.

В последние годы выделяются несколько пятилетних периодов, отражающих разные этапы жизни российского общества: социалистический разных периодов (наращивания темпов экономического, социального развития и период застоя), периоды перестройки и реформ.

При изучении региональных различий преступности применяется сравнительно-исторический метод как разновидность исторического. При этом осуществляется: а) сравнение однотипных явлений на протяжении одного и того же периода (преступности несовершеннолетних, молодежи и т. д. ) в разных регионах; б) сравнение одних и тех же характеристик в разные периоды в каждом из регионов.

5.Сравнительный метод используется также широко. Сравнивается преступность в разных государствах, в разных регионах государства, преступность лиц разного пола, возраста, социального положения и др. При этом появляется возможность получить новые данные о причинах преступности, ибо различия преступности накладываются на различия социально-экономических и других характеристик государств, регионов.

При использовании метода сходства устанавливаются повторяющиеся характеристики преступности и повторяющиеся условия жизни людей, совпадающие в пространственно-временном отношении с характеристиками преступности. Соответствующие совпадения служат основанием для дальнейшего исследования факта и механизма взаимосвязей этих условий и преступности.

При использовании метода различия устанавливаются те характеристики преступности, которые встречаются в одних государствах, регионах и не обнаруживаются в других. Такого рода материал также служит базой для выдвижения и проверки гипотез о причинной зависимости преступности от конкретных условий среды.

В криминологии сравнительный метод приобретает особое значение при выявлении специфики чего-либо.

Так, при изучении особенностей личностных характеристик преступников, условий их формирования и жизнедеятельности наряду с преступниками обязательно изучается так называемая контрольная группа. Например, для выяснения специфики правосознания несовершеннолетних преступников наряду с этими лицами опрашивались их ровесники, учившиеся в тех же учебных заведениях, но не совершавшие преступлений. Сравнение ответов этих двух групп опрошенных позволило выявить особенности позиции тех, кто совершал преступления. Без контрольной группы в таких случаях исследование проводить нельзя.

Подбор контрольной группы зависит от задач, которые решает исследователь. Например, в одном из исследований несовершеннолетних контрольной группой для несовершеннолетних преступников служили их ровесники-отличники. Автор сделал вывод о том, какие обстоятельства бывают связаны с преступным или весьма прилежным поведением.

6.Динамические и статистические методы широко используются в криминологических исследованиях. Особенно статистические методы, рассчитанные на исследования массовых явлений, одним из которых является преступность.

Динамические и статистические методы дают разное знание. Динамические закономерности – это закономерности развития. Их применение непосредственно ведет к обнаружению причинных зависимостей.

Например, в течение двадцати лет осуществлялось всестороннее изучение личностных характеристик и судьбы более ста сорока человек, которые в несовершеннолетнем возрасте совершили преступления. Первый этап исследования – это изучение испытуемых в возрасте 14–17 лет сразу после совершения преступления; второй – через десять лет; третий – еще через десять лет. Это позволило установить, с какими обстоятельствами было связано и как именно преступное поведение на первом этапе, рецидив преступлений в последующем у одних, исправление других, крайняя деморализация третьих.

Статистика, находя и измеряя общие свойства, устанавливает общие статистические закономерности, основанные на действии закона больших чисел. Она не объясняет внутренний механизм формирования закономерностей, не вычленяет причинные зависимости.

Поиск статистических закономерностей осуществляется путем нахождения и измерения общих свойств явлений. Например, статистически раньше было доказано, что среди рецидивистов от 60 до 80% совершали первые преступления в несовершеннолетнем возрасте. Но на чем основана эта статистическая закономерность? Она сама по себе не объясняет, почему происходит такое явление. Упоминавшееся длящееся изучение личности в-: ее взаимодействии с социальной средой позволило выявить механизм такого явления. Было показано, в каких именно обстоятельствах и с какими личностными характеристиками испытуемые становились рецидивистами, чем они отличались от исправившихся лиц.

Со статистическим исследованием всегда связан поиск закономерностей. Но установление их характера (причинного, связи состояний или иного) требует применения комплекса методов.

При статистическом исследовании используются обобщающие показатели; К ним предъявляются следующие основные требования:

а) изучаемая совокупность должна быть однородной по составу. Нельзя, например, сравнивать тяжкую преступность, регистрировавшуюся до 1 июля 1994 года и после этого времени, так как резко изменился крут тех деяний, которые законодатель после 1 июля 1994 года стал относить к тяжким;

б) изучаемая совокупность должна быть достаточно массовой, иначе на результат могут повлиять случайные отклонения. Поэтому криминологи не анализируют преступность в разрезе месяцев года, по кварталам. Если им необходимо выявить сезонные колебания преступности, то берется значительное количество лет и только тогда делается вывод о закономерностях сезонных колебаний преступности.

В процессе исследований нередко применяется выборочное наблюдение, но при этом важно обеспечить получение представительных (репрезентативных) данных.

Применение в криминологии конкретно-социологических методов

Особое место в криминологических исследованиях занимают конкретно-социологические методы, т. е. методы изучения социальных явлений в их конкретном проявлении в конкретных условиях места и времени. Этот комплекс методов включает следующие:

  1. изучение документов;
  2. опросы в форме анкетирования и интервью;
  3. наблюдение (включенное и внешнее);
  4. эксперимент.

1.Изучение документов. При проведении криминологических исследований приходится изучать разнообразные документы: и статистические отчеты, и материалы уголовных дел, и заявления о преступлениях с ответами на них, и жалобы, и материалы контролирующих органов, бюро судебно-медицинской экспертизы, средств массовой информации. Изучаются также паспорта регионов, обобщенные результаты анализа социально-экономической ситуации, результаты ранее проводившихся исследований преступности и связанных с ней явлений, а также иные документы.

Разрабатываются программы изучения уголовных дел или иных документов. Соответствующие результаты изучения обрабатываются, и на их основе делаются выводы о существовании.определенных закономерностей.

2.Опросы проводятся либо заочно (анкетирование), либо очно (интервью). В первом случае разрабатывается анкета с перечнем вопросов. Вопросы могут носить закрытый характер, когда, например, после вопроса ставятся варианты ответа: только «да», «нет», «не знаю». «Открытый» вопрос предполагает, что ответ на него может быть дан в любой форме. Такие вопросы трудны в обработке. Их в основном используют на начальном этапе исследования, когда трудно предвидеть все возможные варианты ответов. Тогда сначала проводится так называемый «пилотажный» опрос для выявления возможных вариантов ответов и проверки «работоспособности» анкеты – того, понятны ли вопросы, отвечают ли на них или уклоняются от ответов и т. д. Или открытые вопросы ставятся в тех случаях, когда следует избегать подсказок предложением «веера» возможных ответов. Например, при опросе некоторых осужденных выясняется, что они довольно откровенно излагают свои расходящиеся с общепринятыми нормами морали взгляды при открытой постановке вопроса. Когда же дается «веер» ответов, тогда они стараются отвечать «правильнее». Впрочем, это характерно не для всех.

«Веер» предлагаемых ответов бывает открытым, когда в его конце необходимо избрать иной вариант ответа, кроме предлагаемых, и содержится просьба уточнить, что это за вариант. При закрытом «веере» дается исчерпывающий набор вариантов ответа.

В анкетах всегда содержатся контрольные, дополняющие друг друга вопросы. Поэтому нередко используются сочетания открытых и закрытых вопросов.

Как правило, в криминологических исследованиях оправдывает себя так называемый анонимный опрос, когда опрашиваемый не указывает свою фамилию и адрес. Это не исключает наличия в анкете вопросов о возрасте, поле, роде занятий и других данных, характеризующих опрашиваемого.

Анкеты сразу составляются таким образом, чтобы в дальнейшем они могли быть обработаны на ЭВМ.

Интервью представляет собой беседу с лицом, совершившим преступление, или его родственниками, или сотрудниками правоохранительных органов, а также другими лицами. Английский социолог Р. Олдфильд полагает, что интервью отличается от других видов общения следующим: это встреча лицом к лицу; это не простой обмен информацией, а разговор, которому присущи динамика и гибкость (может меняться набор вопросов или их формулировки, что-то иное); отсутствует обратимость в отношениях между участниками (один участник интервьюирует другого).

В криминологических исследованиях индивидуальное интервью осужденных дает более полные результаты, чем анкетный опрос, когда выясняются мотивы и цели преступного поведения, его причины, условия воспитания и жизни, ряд других моментов. В то же время анкетный опрос бывает полезным для выявления личных позиций опрашиваемого, касающихся норм морали, права, выбора варианта поведения в конкретной ситуации, отношения с рядом лиц, если опрашиваемый не заинтересован в огласке его позиции. Тогда важен анонимный анкетный опрос.

Хорошо себя зарекомендовало так называемое коллективное интервью, когда, например, исследователь встречается с несколькими лицами (не более 10, как правило) и просит их рассказать о состоянии наблюдаемой ими преступности, изменениях в ней, результативности принимаемых мер,. причинах роста либо снижения преступности. Например, такое интервью проводится или с группой сотрудников какой-то организации, или с группой жителей определенного дома или района, или с осужденными в колонии, или с сотрудниками прокуратуры, отделения милиции. Успех приносит именно программированное интервью, в котором исследователь заранее составляет перечень вопросов и продумывает их постановку. Эти вопросы не зачитываются опрашиваемым, а задаются в непринужденной беседе. Результаты интервью записываются, как правило, после его проведения, и затем обрабатываются.

3. Наблюдение бывает нескольких видов. В криминологии область наблюдений и их варианты обладают некоторой спецификой по сравнению с наблюдением в социологическом исследовании.

Например, выделяются три основные роли наблюдателя:

  1. наблюдатель – участник какой-то деятельности (за деятельностью или за ее участниками он ведет наблюдение);
  2. собственно наблюдатель (в этом качестве обнаруживает себя в общении с теми субъектами, за деятельностью которых он должен наблюдать);
  3. включенный наблюдатель (устраивается на работу в организацию либо находится где-то, не обнаруживая себя в качестве наблюдателя, не участвует в той деятельности, за которой наблюдает, но как бы со стороны ведет такое наблюдение).

Что касается преступной деятельности, то теоретически можно себе представить криминолога, включающегося в преступную группу, организацию. Однако практически такое включение связано с обязательным участием в совершении преступлений. Иное грозит разоблачением исследователя и весьма тяжкими для него последствиями. Закон не предусматривает освобождение от уголовной ответственности и наказания криминолога-исследователя. Исследование не служит основанием и для непризнания соответствующих деяний преступными, как, например, в случаях крайней необходимости и необходимой обороны.

Включенное наблюдение в местах отбывания наказания связано во многом с указанными сложностями, а также с трудностями процесса конфиденциального приобретения статуса осужденного.

Полезно включенное наблюдение в качестве оперативного сотрудника правоохранительных органов, следователя, прокурора, судьи, адвоката, сотрудника исправительно-трудового учреждения. С этой точки зрения для криминолога важен опыт практической работы в правоохранительных органах, судах.

Используются другие виды наблюдений. Например, при исследовании преступности несовершеннолетних в одном из городов в качестве его участников были привлечены студенты юридического факультета. Они были почти ровесниками обследуемым лицам. И во время посещения дискотек, других мест проведения досуга, ничем не выделяясь, имели возможность наблюдать за досуговыми связями правонарушителей, взаимоотношениями между различными группировками, их поведением.

4.Эксперимент. Профессор Дюверже писал: «Экспериментирование можно определить как спровоцированное и направленное наблюдение». В отечественной литературе эксперимент определяется «как такой метод исследования, при котором происходит последовательная фиксация и контроль за состоянием объекта, изменяющимся под воздействием некоторых факторов, управляемых экспериментатором».

Вопрос об эксперименте в социальных исследованиях, а особенно в криминологии, всегда был остро дискуссионным.

Была высказана точка зрения, что криминологии эксперимент вообще недоступен. Другая позиция сводилась к тому, что эксперимент может быть использован в криминологии «лишь в позитивном, положительном направлении» или в области предупреждения преступлений.

Всесторонне исследовав проблему социального эксперимента в криминологии, Н.П. Косоплечев делает вывод о возможности и необходимости его применения, но при соблюдении определенных правил. Поэтому он пишет о «криминологическом эксперименте», определяя его следующим образом:

«Криминологический эксперимент представляет собой заранее обусловленную в определенных пределах общественную деятельность в рамках закона и с соблюдением моральных норм с целью проверки гипотез о причинах и условиях совершения правонарушений и об оптимальных мерах их предупреждения для выработки эффективных форм и методов профилактики правонарушений и ее правового регулирования».

В криминологии область эксперимента ограничена в двух отношениях.

С одной стороны, недопустимо провоцировать преступление. Исследователь не освобождается от уголовной ответственности за соучастие в преступлении в роли подстрекателя, пособника или ином качестве. С другой стороны, меры по борьбе с преступностью должны базироваться на законе, общепринятых нормах морали и не нарушать прав и свобод, законных интересов человека и гражданина, национальных и религиозных чувств.

Следует также выделить методы прогнозирования. В литературе они разделяются на фоновые и профильные. Фоновые методы создают необходимую информационную базу с использованием того комплекса методов, о которых говорилось в параграфах третьем и четвертом. Профильные методы – это методы эстраполяции, моделирования, экспертных оценок.

Как точно заметил И. В..Бестужев-Лада, прогнозирование – «это не высказывание о: будущем, а систематическое исследование перспектив развития того или иного явления и процесса с помощью средств современной науки».

Методики криминологического исследования

На практике указанные методы применяются в совокупности. Причем их набор зависит от предмета, объекта и целей исследования. Когда разрабатывается исследовательская программа, выделяются следующие группы вопросов:

  1. формулирование проблемы, подлежащей исследованию, описание ее состояния с учетом анализа литературы и результатов прежних исследований, обоснование необходимости ее исследовать;
  2. цели и задачи исследования;
  3. гипотезы;
  4. методика исследования и методики обобщения полученных данных.

Например, при изучении того, насколько полно официальная уголовная статистика отражает данные о фактически совершаемых преступлениях против жизни и здоровья личности, использовался набор следующих методов: изучение статистических данных; изучение материалов бюро судебно-медицинской экспертизы о результатах освидетельствования живых лиц и экспертизе трупов; опрос граждан;

изучение материалов больниц, травматологических пунктов;

опрос работников органов здравоохранения, правоохранительных органов; изучение материалов страховых компаний и опрос их сотрудников.

При изучении личностных особенностей несовершеннолетних правонарушителей и выяснении вопроса, отличаются ли их взгляды, убеждения от взглядов и убеждений ровесников, использовались методы анкетного опроса, при обработке их результатов – методы распознавания образов. В частности, в память ЭВМ были введены данные о том, как опрашиваемые оценивали те или иные правовые ситуации, что они считали успехом в жизни, какие средства достижения такого успеха, на их взгляд, были важными. Только на основе ответов на вопросы комплекса анкет ЭВМ правильно отличила несовершеннолетних преступников от их благополучных сверстников более чем в 80% случаев ив 86 % случаев отделила несовершеннолетних, совершавших корыстные преступления, от несовершеннолетних, совершавших насильственные преступления.

Важны не только методики, с помощью которых получают данные, но и методики обобщения, оценки таких данных.

Обобщение осуществляется, как правило, по следующей схеме:

  1. происходит обработка сведений, полученных в результате изучения статистических данных или опроса;
  2. вычленяется эмпирический факт на базе полученных данных.

    Во-первых, эмпирический факт аккумулирует результаты применения разных методов. Они подлежат оценке с точки зрения надежности и достоверности: должен быть получен положительный ответ, что данный эмпирический факт может быть установлен и другими исследователями. Переход от разрозненных данных к эмпирическому факту осуществляется путем сравнения, классификации, типологизации.

    Во-вторых, полученные результаты сопоставляются с теоретическими положениями науки, результатами прежних исследований. Эмпирический факт – не любое сообщение, а лишь такое, которое вписывается в контекст данной науки или теории;

  3. за эмпирическим фактом следует теоретический факт.

Например, при опросе граждан и представителей организаций выяснилось, что немалая часть из них пострадала от корыстных преступных действий. Цифры уголовной статистики показали, что за тот период, о котором говорили граждане, число зарегистрированных корыстных преступлений снизилось. Сравнение данных последнего опроса граждан и представителей юридических лиц с результатами предыдущих опросов свидетельствует о нарастании числа потерпевших. Данные страховых компаний указывают на увеличение числа случаев выплаты страховых сумм в связи с кражами. Анализ материалов о рассмотрении заявлений граждан показывает, что многие из этих заявлений не получили надлежащего разрешения. Из анализа обстоятельств, порождающих корыстные преступления, видно, что никаких изменений к лучшему не произошло и, следовательно, предпосылок для снижения краж не было.

На основе совокупности указанных данных устанавливается следующий эмпирический факт: число корыстных посягательств реально увеличивалось, но часть из них в уголовной статистике не отражалась.

В результате анализа эмпирических фактов делаются теоретические выводы о закономерностях преступности в определенных условиях.

Таким образом, в этом случае эмпирическим фактом надо считать указанный выше, а не прямые данные уголовной статистики. Криминологи регулярно публикуют свои оценки. изменений преступности.

Можно привести другой пример игнорирования необходимости установления эмпирического факта. При изучении уголовных дел, рассмотренных судами, выяснилось, что многие грабежи и разбои были совершены лицами в состоянии алкогольного опьянения без предварительной подготовки. Причем похищались при этом незначительные суммы денег и предметы. На данном основании был сделан вывод о «помельчании преступности». Однако анализ всех материалов и уголовных дел показал, что в суд направлялись дела о наиболее очевидных и легко раскрываемых преступлениях. Но зато в приостановленных уголовных-делах о грабежах и разбоях содержатся данные о совершении преступлений группами лиц, которые, судя по всему, заранее к ним готовились, целенаправленно подыскивали жертву, завладевали большими ценностями. Более того, число таких приостановленных дел из года в год нарастало. Эмпирический факт в этом случае таков: число разбоев и грабежей растет, и правоохранительные органы не справляются с переработкой в установленном законом порядке данных о фактах продуманных, хорошо подготовленных преступлений. Последние не раскрываются, а рассмотренные судами уголовные дела непредставительно отражают характер совершаемых разбоев и грабежей.

Многообразные и интересные методики излагаются в работах, отражающих конкретные криминологические исследования, В частности, исследования личности преступника, нравственного и правового сознания, преступности и ее территориальных различий, причин преступности.

К сожалению, в последнее время обогащение методического арсенала криминологии происходило медленнее, чем в 60-80-е годы. В том числе по причинам, связанным с финансированием криминологических исследований. Методики отрабатываются и шлифуются только в процессе таких исследований.

Весьма перспективно более широкое использование методов моделирования в криминологии. Есть основания полагать, что соответствующим специалистам творчески придется решать много нетривиальных проблем.

От используемых методов зависят результаты исследований, глубина проникновения в закономерности преступности и ее детерминации. Надежная методика необходима и при решении проблем организации борьбы с преступностью, оценки эффективности принимаемых предупредительных, правоохранительных и иных мер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *